?

Log in

No account? Create an account
6-летний срок для автора слогана 'мой отец – Ли Ган' встречен грустными комментариями - Зона Синистра [entries|archive|friends|userinfo]
wangpa

[ website | Zona Sinistra ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

6-летний срок для автора слогана 'мой отец – Ли Ган' встречен грустными комментариями [Jan. 31st, 2011|03:30 pm]
wangpa
[Tags|, , , ]

23-летний Ли Цимин (李启铭), сын милицейского начальника, заслуживший печальную известность по фразе "мой отец Ли Ган!" (我爸是李刚), приговорен 30 января к 6-летнему тюремному заключению.

В соответствии с постановлением суда уезда Ванду (Wangdu), он признал себя виновным в том, что управлял машиной в нетрезвом состоянии и "совершил дорожно-транспортное происшествие, вызвавшее смерть человека". Вечером 16 октября 2010 года он сбил в кампусе Хэбэйского университета в городе Баодин двух студенток, катавшихся на роликах. 20-летняя Чэнь Сяофэн (陈晓凤) скончалась в больнице, Чжан Цзинцзин (张晶晶), тоже 20 лет, получила перелом ноги. При задержании пьяный водитель черного седана марки Volkswagen выкрикивал: “Только попробуйте, отдайте меня под суд, мой отец Ли Ган!” (有本事你们告去,我爸是李刚!).

Как говорится в заметке Global Times, суд принял во внимание раскаяние подсудимого и компенсацию, выплаченную жертвам его отцом. Семье погибшей студентки замначальника районного отдела управления общественной безопасности города Баодин выдал 460 тысяч юаней, родственники второй девушки получили 91 тысячу юаней (13800 долларов). Поскольку Ли Цимин не намеревался причинить им тяжкие телесные повреждения, пояснил суд, было бы неправильно обвинить его в создании угрозы общественной безопасности.

Родственники Чэнь Сяофэн выразили возмущение результатом процесса, отмечая, что он должен был быть обвинен в создании угрозы общественной безопасности, что грозило бы ему минимум 10 годами тюрьмы, а не в обычном дорожно-транспортном происшествии, за которое полагается до 7 лет. "Вопрос не в том, удовлетворены мы или нет. Вопрос в сути самого происшествия", - сказал ее старший брат Чэнь Линь (陳林). Он уверен, что только широкое общественное внимание к этому инциденту и публиковавшиеся в интернете требования обеспечить справедливый суд помогли добиться хотя бы такого результата. "Мы беспокоились, что Ли может выйти из зала суда с вердиктом на три года тюрьмы или даже с каким-то условным приговором", - указывает он.

У семьи Чэнь не оставалось почти никаких возможностей, отметил защищавший их интересы пекинский адвокат Ху Ихуа (胡益華), не присутствовавший на заседании 30 января. По его словам, как потерпевшая сторона ее родственники могут только опротестовать постановление суда через прокуратуру уезда Ванду. "Насколько мне известно, семья жертвы не планирует подавать апелляционную жалобу", - сообщил он Global Times. Другой адвокат, Чжан Кай (Zhang Kai), от услуг которого семья Чэнь отказалась в ноябре, также полагает, что им придется согласиться с этим постановлением и они едва ли станут обжаловать его в вышестоящем суде или добиваться пересмотра.

Чжан Кай выразил глубокое разочарование приговором, назвав его позорным. "Это дело ярко отразило почти все крупные провалы в нашей судебной системе и еще более подорвет доверие к ней", - подчеркнул он. По его словам, политическое вмешательство с целью заглушить процесс наблюдалось с самого начала – это выявилось в его отстранении, запрете на публикации в прессе и огромном давлении на членов семьи Чэнь, вынудившем их принять компенсацию, предложенную семьей Ли. "С сожалением приходится видеть, что этот вердикт не смог разрядить напряженность и негодование вокруг младшего Ли, но вместо этого вызвал нарастание гнева и неверия в адрес несправедливой судебной системы", - цитирует его South China Morning Post.

Согласившись под страшным давлением местных властей с предложенной компенсацией, семья Чэнь Сяофэн в ноябре подписала письмо прощения в адрес Ли Цимина. Как упоминалось выше, суд воспользовался этим для смягчения приговора. Сам Ли Ган 30 января в суде не появился, хотя двое других членов семьи присутствовали. Несмотря на то, что процесс был объявлен открытым, прессу – за исключением местных репортеров – в зал не пустили. Как писала Global Times, во время процесса 26 января перед зданием суда собралось около 500 человек.

Этот трагический инцидент вызвал широкий резонанс в материковом Китае, поскольку в нем фигурирует guan'erdai - отпрыск чиновника, с детства привыкший к незаслуженным привилегиям. "Теперь фразу 'мой отец Ли Ган' широко употребляют китайские пользователи интернета в качестве иронического словосочетания, выражая их возмущение в отношении лиц, пользующихся привилегиями, и детей высокопоставленных чиновников или богатых людей”, отделалась дежурным указанием русская служба Синьхуа. Хотя система не меняется, эту фразу используют скорее как образ нелепых претензий даже в домашнем обиходе: “Разве я могу мыть посуду? Мой папа Ли Ган!”.

Следовало бы, впрочем, отметить разочарование судебной системой, выраженное пользователями в связи с вердиктом, вынесенным по этому делу. "Рулишь пьяным + скрываешься + одна погибшая + одна раненая = всего лишь шестилетнему сроку? ... Любопытно, такой закон применяется только к ‘небесной династии’?", - цитирует afp комментарий на Netease, сравнивающий нынешних партийных боссов с членами императорской династии, которые не подчинялись земным законам. "Какой стыд! Хотел бы я иметь такого отца, как Ли Ган, который может избавить пьяного водителя-убийцу от сурового наказания", приводит South China Morning Post один из комментариев на подцензурном портале Sina.com.


via SCMP

Журналисты в материковом Китае вынуждены вести рискованную игру с цензурой
Вынесенный за военные номера пожизненный приговор обрастает скандальными подробностями
В пропаганде “мирного подъема” Китая Конфуций и председатель Мао оказались на одной доске
LinkReply